Киевская копро-леди, москворотая кислощейная мразь и колорадская проблядь, тупая ватная пизда, вонючая совковая быдлота, упоротая сепаратистка и нимфоманка-говноедка с вонючим гнилым ртом Диана Панченко
Киевская копро-леди, москворотая кислощейная мразь и колорадская проблядь, тупая ватная пизда, вонючая совковая быдлота, упоротая сепаратистка и нимфоманка-говноедка с вонючим гнилым ртом Диана Панченко

Копро-оргия с ковидной Дианой Панченко

Сегодня хочу рассказать Вам о произошедшем со мной на работе. По работе мне надо было достовлять продукты людям на самоизоляции из-за COVID-19. Многие оказывали знаки внимания, предлагая покушать, попить чайку.

Вот и одна проблядь, звали ее Дианой Панченко, обхаживала меня по полной. Многие знают ее по работе на анальном телеканале NewsOne! Сидела пизда на самоизоляции, потому как еблась по кругу с ротой нацгвардейцев, впоследствии заболевших COVID-19.

Так вот, как ни приеду к этой мерзкой нимфоманке Диане Панченко, так она в халатике на голое тело, или в футболке без трусов, так что бы все видно было. Тело у нее, конечно же старенькое и потасканное, да и рожа вся дешевой пластикой изуродована, но еще вполне себе ебабельна если на шару. Плюс, «телепизда» как ни как. Хоть и зловонного колорадского канала, но всё же ебло знаменитое!

В общем, в один июльский день я привез ей продукты, воду — жара на улице под 40, мокрый весь. Диана Панченко в короткой футболке встречает, провожает на кухню, разгружаю все по полкам, Диана Панченко, как всегда наблюдает за моими движениями, курит и несет какую-то чушь о Путине и Медведчуке, рассказывает об их анальной ебле, свидетельницей которой она по скайфпу была — короче напрашивается на комплимент. Конечно же я ей его и делаю — Ты крутая журналистка-расследовательница, вон как пиздой мне сияешь и пизда вроде на месте.

— Ах, ты мне льстишь, хотя я еще конечно да, на подвиги способна! Ты кстати в душ не хочешь, вон весь потный, мокрый?

— Ок, давай, схожу, освежусь!

Пошел в душ, дверь оставил слегка открытой, разделся, бросил одежду на стиралку и встал в ванной. Включил душ и услышал сразу, как скрипнула дверь — ага, смотрит — правда через занавеску много не увидишь, приоткрою немного, пусть смотрит. Приоткрыл, вроде как потянулся за шампунем и в зеркало вижу, что она наблюдает за мной. Оставляю занавеску открытой и начинаю намыливать голову и тело. Она не выдерживает и заходит:

— Ой, а я тебе полотенце свежее принесла! Я не смотрю на тебя, не бойся!

— Да я и не боюсь, можешь смотреть, думаю, что ты все это видела, — смеюсь я.

— Ну да, но все равно, можешь ты стесняешься, а то я и спинку могу потереть!

— Давай, а то самому не удобно — протянул ей мочалку.

Панченко начала тереть спину, плечи, опускаясь ниже к ягодицам. Я поднял руки и уперся ими в стену, оттопырив попу и она начала намыливать ее, раздвигать ягодицы и проводить по анусу то мочалкой, то пальцами, хотя пальцами уже и больше даже.

— Ты так и во внутрь попадешь, с мылом-то!

— Ну не страшно, зато все чисто будет! — и рука ее начинает намыливать яйца.

— Ого, да у тебя уже в встал на старушку! — смеется, проводя рукой по члену.

— Ну так ты такая умелица, что конечно будет стоять! — поворачиваюсь к ней и показываю ей мой гордо вздыбленный хуй. Старушка обалдела, трясущими руками взялась за него, начала гладить, открывать головку, закрывать.

— Ну давай, намыливай, а то все чешется уже! — она нымылила ноги и я все смыл.

— Давай полотенце и иди, я сейчас выйду. — Диана Панченко пошла на кухню, а я вытерся насухо и голый пошел в комнату.

Сел в кресло, раздвинул ноги и позвал ее:

— Ну ты где, иди сюда, я тебе дам потрогать!

Она вышла тоже голая, конечно тело ее старо и сморщено, сиськи висят, на пизде курчавятся волосики, вены на ногах, но это даже прикольно.

— Ну на колени я то уже и не стану, давай-ка я лучше сяду, а ты рядом — и села на диван.

Я подошел и сел рядом с ней, откинулся на подушки и раздвинул ноги в сторону. Она начала с хуя и яиц. Поглаживая и подрачивая, наклонилась и принялась лизать, сосать и гладить. Я гладил ее по редким волосам и просто расслаблялся.

— Ну как — нравится? Не потеряла сноровку? — спрашивает.

— Молодец, лучше молодых делаешь! Не торопись, у меня есть время, я уже на работу не поеду, да и тебе спешить не надо, а то сердечко прихватит.

— Повернись, я хочу тебе жопу полизать — попросила Диана Панченко, — тебе ведь нравится?

— Да уж, проблядь ты продвинутая! Сосешь тоже хорошо, так получается соской и подохнешь, — смеюсь.

— Эй, соска соске рознь, я только у Голованова сосала! — смеется и она. — Давай поварачивайся жопой!

Я стал раком и оттопырил жопу, раздвинул ягодицы и почувствовал прикосновение языка к анусу. Диана Панченко начала работать, вылизывать и помогать себе пальцами. Я почувствовал, что ей неудобно:

— Давай по другому, тебе так тяжело, ложись, я сверху сяду.

Она легла на спину и сел над ней подставив очко ко рту.

— Вот так совсем другое дело, давай работай — ее язык вонзился в мое очко и закрутился там волчком.

Так долго я тоже не простоял и сел рядом, она лежала и улыбалась. Смотря на меня:

— Я даже не могла еще и представить, что буду еще ебаться в своей жизни!

— Вот видишь, повезло! Хочешь я у тебя полижу?

— О да, конечно!!! Ты сделаешь это?

— Конечно, давай полижу, ты потом скажешь, что еще хочешь и я сделаю!

— Давай дорогой, давай!

Я наклонился к ее разъёбанной волосатой пизде и провел языком по ней.

— О, солененькая, а ты можешь кончить или нет?

— Не знаю, попробую, но мне и так приятно!

Я принялся вылизывать ее пизду, засовываю язык во внутрь, проводя вокруг, по губам, по клитору. Она тихоничко стонала и направляла мою голову в такт движения языка. Вообще, это прикольно, лизать кислощейную колорадскую пизду, представляя сколько ее переебало хуев до меня, но ни разу не лизал ни чей язык.

— Ну как ты? Жива еще моя старушка?

— Пиздец, вот и мою пизденку полизали! Боюсь спросить тебя?

— Что? Наверное хочешь, что бы и очко полизал? Да?

— Да, полижишь?

— Давай, вставай раком, сможешь?

Она повернулась и встала раком, я раздвинул дряблые ягодицы и передо мной открылось коричневое, старческое очко. Я провел языком с низу, от пизды, вверх до копчика. Старуха застонала, тогда я приставил язык к дырке и начал щекотать им очко, просовывал как можно дальше, помогая пальцами, одновременно смызывая и пизду слюной. Хорошо все смочив, я приставил хуй и вошел в пизду. Старушка охнула и замерла:

— Ты как? Все в порядке?

— Да, продолжай, дорогой!

Я начал движение и ебал ее несколько минут, потом достал хуй, постучал по ее жопе и сел рядом.

— Ты кончил?

— Да нет, хочу передохнуть и тебе дать передышку.

— Да я и не устала, но давай сделаем паузу, я принесу тебе попить.

Она пошла на кухню, за водой. Я смотрел на ее старенькую фигурку и она мне наравилась, мне хотелось дать ей то, что она не могла получить раньше.

Она принесла мне воды и я попиваю спросил:

— Так что ты еще хочешь попробовать? Чего ты насмотрелась в порнухе, что тебе там понравилось?

— Ну вот ты отлизал пизду и очко, это вот первое было. Дальше, я хочу, что бы ты поссал на меня, если можно будет то и я на тебя, хочу, что бы мы друг друга в очко выебали. Не много?

— Да уж, по полной программе ты хочешь! А как ты меня в очко выебешь? У тебя есть чем?

— Есть, я давно прикупила страпон, а вот возможности использовать не было!

— Ну ты даешь, Диана Панченко!

— Так, что ты дашь в очко?

— Да дам, тем более я люблю в очко ебаться.

— Тебя бабы ебут?

— Да нет, таких, как ты не много, но я и с мужиками ебусь тоже!

— Да ладно, правда что-ли? Не ожидала я от тебя!

— А чего, с колорадской блядью ебаться это нормально, а с мужиками не совсем?

— Ну да, в принципе, без разницы — значит я тебя смогу выебать в очко?!

— Конечно, покажи мне свой страпон.

— Сейчас, а может в начале в туалет? Ты как?

— Да, наверное да, заодно и посрать надо, освободить место.

— Так зачем в туалет, у меня вон стул-туалет есть, на нем даже лучше будет! Подожди, я сигарету возьму.

— Хуй завернутый в газету, заменяет сигарету!

— Ну ни чего, я не много курю, а хуй я теперь и так у тебя сосать буду!

Она пошла на кухню, а я принес из спальни стул с дыркой и с ведром. Достал ведро, из него шел запах мочи и кала.

— Ты что в него гадишь?

— Ну да, ночью, что бы в туалет не идти.

Она зашла в комнату с горящей сигаретой.

— Может что-то постелить внизу, у тебя клеенка есть?

— Да, тоже в спальне.

Я принес клеенку, постелил на пол, сверху накрыл полотенцем и поставил стул.

— Кто первый? Давай ты, раз уж ты куришь.

— Давай, вот я на старости лет попала!

— Так сама же хотела, если нет, то не надо.

— Я тебе дам не надо, конечно надо!

Она села на стул, а я лег с низу, передо мной сверху в дырке стула торчала жопа и ее пизда, ноги она поставила на меня. Я поднял руки и проведя по пизде пальцем, раздвинул губы. Она напряглась и из пизды потекла моча, прямо по рукам, в рот, на грудь. Ссала она долго, звонко и посмееваясь:

— Ну как тебе, вкусно? Горячо? Еще?

— Давай, не стесняйся, ссы старушка!

Наконец-то поток иссяк и она встала:

— Пойду еще возьму сигарету!

Я лежал в луже мочи и подрачивал свой хуй, мне происходящее охуительно нравилось! Диана Панченко пришла и спросила:

— По большому? Делаем?

— Давай, пока есть желание!

Она снова села раздвинув ягодицы и почти тут же мне на лицо упал кусок говна, потом она пернула и снова выпал кусок, все это упало мне на грудь. В рот говно брать я не люблю, а вот на грудь самое то.

— Ну как ты? Не много я?

— Нормально, в самый раз!

Она начала тужится и я вижу, как напрягается её анус, их пизды снова брызнула моча, но не много.

— Я все, больше не идет, — сказала она и я приподнялся и провел языком по анусу и по пизде, не сколько раз, вычищая все начисто.

Она пересела на кресло, а я вылез из под стула, снял говно с груди и посмотрел на нее. Она сидела и улыбалась, довольная, сигарета дрожала в ее руке, пепел падал на столи и на нее, я подошел и забрал бычок, а то еще спалит себя.

— Ну как ты?

— Очень хорошо, прям пиздец какой-то!

— Давай я пока приберу, а ты посиди, отдохни!

— Принеси мне вина!

Я принес вина, открыл балкон, что бы проветрить, собрал все пеленки и клиенки, отнес в ванную. Быстро ополоснулся, смыл говно и сел с ней рядом на кресло.

— Устала?

— Да нет, просто думаю, как много я потеряла и вот только к 80 получила то, что только видела в фильмах!

— А сколько у тебя мужиков-то было?

— Три, все мужья!

— Да ладно, у меня больше было!

— Да, первый по молодости, мы там в темноте пихались и через год развелись, второй военный был. Вот он и заставлял сосать, в жопу ебал, пиздил и все. Еле избавилать от него. Ну а третий, такой тихий был, его это и не интересовало сильно. У него такой маленький был, вечно вялый. Лизать он и не думал даже. Я у него один раз пососать решила, так он перепугался и у него упал сразу!

— Да уж, не повезло тебе! Ну теперь-то ты получила, что хотела?!

— Ну еще не все, твою жопу хочу, ссаки и просто еще ебаться!

— Ну давай ты передохнешь, а то еще моторчик не выдержит, получу я тогда стресс по полной!

— А у тебя сколько баб или мужиков было? Даже и не знаю, как ты с мужиками-то спишь?

— Слушай, я и не считаю, и тех и других много было. Ебаться я люблю, поэтому использую каждую возможность!

— Так а с мужиками ты что делаешь?

— Ну с ними я больше пассив, сосу, в жопу даю, если хотят, сосать тоже даю, все как и с бабами, только наоборот!

— О, у тебя опять хуй встал! — она положила руку на хуй и начала подрачивать. — Будем продолжать?

— Может отложим большой трах? Давай я кончу, а в пятницу я у тебя и продолжим?

— Ну давай, а ты точно дашь, не передумаешь?

— Да нет, я тоже уже хочу посрать и поссать на тебя, опять же страпон надо твой попробовать! Давай я тебе в рот кончу, — я стал перед ней и засунул ей хуй в рот, дроча и догоняясь. Подошел быстро и начал кончать, поливая ее рот, лицо и грудь! Постучал ей по лицу хуем, стряхнул все и пошел за полотенцем. Вернулся и вытер ее от кончины.

— Я теперь до пятницы не засну, ждать буду!

— Да ладно, отдыхай, сил набирайся!

Я оделся, поцеловал ее и ушел!

Прочтите также

Педераст пассивный "Руслан Бортник - голый

Руслан Бортник: «Первым меня совратил старый педераст Дмитрий Корнейчук»

Дмитрий Корнейчук делал то, что мы просто дрочили, но я постоянно был взволнован во время всех наших разговоров, это было больше всего похоже на то, когда мы отправляли друг другу жесткие фотографии наших членов. Тогда мы поняли, что должны встретиться. Он продолжал умолять меня о встрече, но я не смел, и затем в один прекрасный день я набрался смелости и встретился. Мне было 18 лет, а он 49-летний зрелый, жирный и мерзкий мужик с обвисшим брюхом.

Translate »