Православный педераст от РПЦ и ватный гандон, членосос Гундяева и подставляющий разъёбанное очко всем хачам враг Украины - редкий долбоёб Юрий Молчанов
Православный педераст от РПЦ и ватный гандон, членосос Гундяева и подставляющий разъёбанное очко всем хачам враг Украины - редкий долбоёб Юрий Молчанов

Юрий Молчанов: «Спивак, Кацман и Голованов выстроились отодрать меня в православную задницу»

Я уже был знаком с «журналистом» Владимиром Кацманом в течение нескольких лет, когда он пригласил меня на колорадскую гей-оргию к себе на хату. Когда он мне позвонил, я сначала колебался — идти мне или нет. Мне всегда нравилось ходить по блатхатам на проёб, но я не был уверен, что старик Кацман пригласит достойных ебарей.

Как правило, куда не приди, а там сидит толпа пассивных педерастов типа Скаршевского, Бортника, Якубина, Апасова, но ебать их некому — активов среди пятой колоны не много. Неужели Владимир Кацман хочет устроить «гарем» и в одиночку ебать толпу колорадов по кругу? Я надеялся, что он не настолько тщеславен и туп. Сама мысль попасть на очередной ватный «девичник» меня пугала, но все же Владимир Кацман был очень хорош в постели, и я не был готов просто так его послать. Я принял приглашение, надеясь на хорошую совдеповскую вечеринку со счастливым концом. Я понятия не имел, что меня ждет!

Был теплый июльский субботний вечер, и я собирался в движение. Я побрился в интимных местах, принял душ, качественно вымыл говно из разъёбанной задницы, модно оделся и пошел. Поскольку было лето, было легко подобрать простую футболку и джинсовые шорты. Для большего эротизма я надел пляжные плавки под шорты.

Кстати, я православный би-пассив и тем горжусь. И хоть «би» меня можно назвать весьма условно (с женщинами я не был), зато мне очень нравится быть анальной шлюшкой для гей-активов старшего возраста.

Я добрался до квартиры, арендуемой специально для гей-оргий и позвонил в домофон. Старый еврейский гей-похотник Владимир Кацман вышел открыть дверь подъезда и провел меня в голубые апартаменты.

Владимир Наумович Кацман был еврейским красавцем в очках 60-ти лет. Блестящая лысина и жиденькие усики придавали ему неотразимый шарм, пухлые губки и лицо, отягощенное глубокими морщинами, делали его очень красивым зрелым мужчиной. Несмотря на зрелый возраст, его тело все еще было слегка мускулистым без следов жира, а его большие и крепкие руки были лишь одной из серии деталей, которые делали Владимира Кацмана объектом моего анального вожделения.

Мы поздоровались, и я вошел внутрь. Он провел меня в гостиную, где веселье уже началось. В кресле сидел высокий коренастый черноволосый мужчина, который сказал, что его зовут Василий Голованов. В углу дивана сидел друг Владимира Кацмана Дмитрий Спивак, немного моложе — ему «лишь» 51, но такой же очкастый с жиденькими усиками еврей, почти лысый. В углу комнаты еще двое мужчин танцевали, целовались и терлись лобками друг об друга — это были на всю страну известные старые педерасты Владимир Быстряков и Эдуард Долинский, но я не хотел их особо беспокоить, потому что они были сильно заняты собой.

«Смотрю, ты начал движуху без меня, старый педераст», — повернулся я к Владимиру Кацману, улыбнувшись.

«Не волнуйся, Юра, мы пока разогреваемся. Садись на диван и налей себе что-нибудь», — сказал Владимир Кацман, слегка хлопнув меня по ягодицам. Я со стоном последовал за ним. Я сел рядом с Дмитрием Спиваком, а Владимир Кацман налил мне выпить водочки. А вы как думали? Путинская подзалупная перхоть жрёт только водяру, однако «Абсолют». Я начал разговаривать с Дмитрием Спиваком и Василием Головановым, а Владимир Кацман уселся рядом со мной.

Вечеринка протекала в православных беседах и скабрезных шутках, и по мере того, как все больше и больше водки растворялось в нас, темы православных бесед становились все более откровенными. Пара танцоров Владимир Быстряков и Эдуард Долинский покинула нас и удалилась в спальню. Оттуда вскоре послышались характерные стоны. Судя по звукам, доносившимся из будуара, ебли еврейского активиста и видного педераста Долинского. Я в уме сильно позавидовал ему.

«Кто-то завтра проснется счастливым», — пошутил Василий Голованов. «Да, да, это, несомненно, будет для луцкого гея Эдуарда Долинского бурная ночь», — засмеялся я, потягивая коктейль из водки с энергетиком.

Мы продолжили, и вскоре я был совершенно пьян и почувствовал безудержное желание танцевать. Я направился к середине комнаты и начал извиваться в эротическом танце, поглаживая свою грудь, бедра и ляжки.

«Куда ты удалился? Брезгуешь продолжать православную беседу с двумя иудеями?» — спросил Владимир Кацман, но я подмигнул ему с улыбкой. Я безумно танцевал, виляя крупными бедрами, как последняя сучка из женского монастыря, и пытаясь сделать танец как можно более провокационным. Мне и правда хотелось выглядеть как можно более сексуально, потому что мужчины мне очень понравились — особенно после десятого стакана.

Все трое вскоре умолкли и пристально смотрели на меня. Внезапно Василий Голованов подходит ко мне сзади и кладет руки мне на ягодицы. Я поворачиваюсь к нему и шепчу ему на ушко: «О, нет, Вася! Не дам, иди обратно и сядь на свое место».

Вот я осторожно толкаю его обратно в кресло. Движением бедер я подхожу к нему, переступаю через него и сажусь на колени, продолжая свой сексуальный танец. Когда моя верхняя часть тела изгибается, я стараюсь тереться промежностью об его колени как можно сильнее. Василий Голованов смотрит на меня похотливо, и позади меня я слышу, как Владимир Кацман и Дмитрий Спивак комментируют мой танец. Я провожу рукой по промежности Василия Голованова и, чувствуя его набухший большой член, улыбаюсь ему и комментирую: «Ух ты, какой у тебя крупный мальчик».

Я слезаю с него и возвращаюсь к танцу посреди комнаты. Я поворачиваюсь к еврейским геям Владимиру Кацману и Дмитрию Спиваку и чувствую, как же похотливо они смотрят на меня. Я подхожу к ним с легкой улыбкой и сажусь на колени Дмитрия Спивака, лаская промежность Владимира Кацмана собственной рукой и продолжая танцевать в этом положении.

«У нас будет веселая вечеринка», — подмигиваю я Владимиру Кацману, и он просто улыбается мне в ответ.

Я иду обратно на середину гостиной и продолжаю извиваться спиной к моим трем поклонникам. Медленно, в ритме звучащей песни Людмилы Зыкиной «На побывку едет молодой моряк», я снимаю футболку и оборачиваюсь, бросая ее Владимиру Кацману в морду. Я снимаю кроссовки и носки и, стараясь не отставать от ритма любимой певицы хозяина вечеринки Людмилы Зыкиной, расстегиваю ремень на шортах.

Три пьяных педераста едва контролируют себя, пожирая меня своими глазами, но они все еще продолжают сидеть. Я вытаскиваю ремень из шорт и подхожу к Дмитрию Спиваку. Я набрасываю ремень на его шею и шепчу на ухо Владимиру Кацману: «Дорогой, я хотел бы чего-нибудь погорячее этим вечером». Он крепко хватает меня за руку, но мне удается вырваться и вернуться на середину комнаты, чтобы с криками «На ПОЁБКУ едет молодой моряк» продолжить свой голубой стриптиз.

Я расстегиваю шорты и начинаю слегка снимать их, демонстрируя свои бассейные плавки. Я продолжаю возбуждающий танец, не смотря на то, что моя аудитория давно созрела. Время от времени я делаю вид, что снимаю плавки, но потом быстро надеваю их назад.

«Ну, давай же!», — неистово кричит на меня Василий Голованов, и я опускаюсь на колени и соблазнительно подползаю к нему. Я облизываю его джинсы на пахе и, встав, облизываю его шею. Я продолжаю танцевать прямо перед ним.

«Вы очень нетерпеливы. Помогите немного, если вы их снимите, они достанутся вам в подарок», — говорю я ему с подмигиванием.

Снять с меня плавки не заняло у него много времени. Когда я изогнулся спиной к нему, я почувствовал, как его руки потянули мои плавки вниз по моим ягодицам. Я продолжал соблазнительно покачивать свою задницу в танце, когда мои плавки соскользнули на пол.

Я иду к середине комнаты и показываю пальцем на всех троих, чтобы они присоединились ко мне. Через несколько секунд меня окружили все трое зрелых мужиков, мои руки обхватили их пах, и я медленно опустился на колени. Встав на колени, я посмотрел на Владимира Кацмана, лаская промежности Василию Голованову и Дмитрию Спиваку одновременно.

«Ну, и у кого мы будем сосать у первого?» — спросил я, расстегивая их ширинки.

Не дожидаясь ответов, я сразу начал расстегивать брюки Владимира Кацмана. Двое других закончили работу самостоятельно, сняв штаны и трусы, а я, похотливо глядя на промежность Владимира Кацмана и облизывая свои губы, медленно снял с него трусы.

Вскоре передо мной было три больших стоячих члена. Мои руки дрожали от волнения, когда я наблюдал за всеми тремя твердыми членами передо мной. Я не знал, с которого из них начать. У Василия Голованова был самый большой, около 22 см в длину и очень толстый, а наверху была огромная фиолетовая залупа. Пересекаемая очень выпуклыми венами, она казалась конской, когда стояла справа от меня, всего в нескольких миллиметрах от моей щеки.

У Дмитрия Спивака был тоже длинный, но все же тонкий член, на вершине которого была узкая грибная залупа, которая уже щекотала левый край моей губы.

Передо мной была обрезанная гордость Владимира Кацмана. Хотя этот орган был немного короче, чем у Дмитрия Спивака, и особенно у Василия Голованова, он был довольно толстым с заостренной залупой, и я знал, что он всегда очень хорошо ебет. Какой божественный вид открывался моим глазам! Я поднял голову, а они с нетерпением ждали, когда я уже начну им сосать.

«Давай соси, православная блядь, чего ждешь-то?», — сказал Василий Голованов, хлопнув меня по щеке своим хуем-монстром. «Шлюха явно напугана», — добавил Дмитрий Спивак, водя свой член по моим губам.

«Давай, пидор, покажи им, зачем я пригласил тебя к себе на блядки», — сказал последний раз Владимир Кацман, положив свой член на мои губы, при этом крепко сжав мои волосы.

Я открыл рот, и член Владимира Кацмана сразу проскользнул внутрь. Я громко застонал и обхватил его своими губами. Я начал вращать языком вокруг стоячего члена во рту, облизывая его, пока кончик моего языка не достиг его головки. Я услышал, как Владимир Кацман сладострастно вздохнул, а Василий Голованов и Дмитрий Спивак хлопнули меня по щекам своими огромными стволами.

Я сосал, двигая головой взад и вперед с закрытыми глазами, и обхватил руками оставшиеся два члена и начал слегка дрочить их. Я почувствовал, как мой член напрягся, но в данной ситуации это волновало меня меньше всего.

Через минуту или две я повернул налево и прижал губы к обрезанной головке Дмитрия Спивака. Посмотрев на него, я медленно начал обводить кончиком языка вокруг его головки, а затем сунул его член в рот. Он откинул голову назад и своим неистово громким стоном перекричал музыку, которая играла в комнате. Я начал сосать у него в бешеном ритме, щекоча яйца Владимиру Кацману рукой.

Я продолжал так еще некоторое время, всасывая все больше и больше его член в мой рот, пока он полностью не вошел и не заставил меня слегка закашляться. Мои губы коснулись основания его бритой гордости, когда язык лизнул весь его хуй внутри моего рта.

Я оставался таким в течение нескольких секунд, затем дернул головку назад, выпуская ее. Слюна потянулась от его головки до моей нижней губы, когда я перевел дыхание, поворачиваясь к хую-монстру Василия Голованова. Я сразу несколько раз лизнул его, весь мой язык от его яиц до головки, а затем сунул его в рот, страстно отсасывая и сдавливая, когда слюна стекала с краев моих губ на мой подбородок.

Все время, пока я обменивал члены, которые я сосал, я громко стонал, взволнованный и возбужденный тем, что у меня было три таких замечательных ствола.

Вскоре они начали запускать движ. Когда Василий Голованов крепко обнял меня за волосы, я закрыл глаза и наслаждался минетом. Я больше не слышал музыку и не испытывал ничего, кроме жесткого траха в рот меня — отсосника. Вскоре Владимир Кацман грубо схватил меня за волосы и вытащил член Василия Голованова, и сразу же, как только я повернул голову, засунул свой мне в рот.

Затем Василий Голованов немедленно сделал то же самое, повернув меня к себе. Моя слюна капала с их членов, а их стоны и мое страстное сосание полностью заглушали музыку. Двое из них продолжали чередовать свои члены в моём рту, а потом я почувствовал руки Дмитрия Спивака на моей заднице.

Сначала он сильно шлепнул меня по попе, и я припал губами к члену Василия Голованова от неожиданности, издав тихий крик удовольствия. Затем я почувствовал сдавливание моих булок, а затем прикосновения к моей жаждавшей ласки дыре.

Его пальцы были холодными и чем-то смазанными. Когда я почувствовал, как его палец проник в мою задницу, я резко застонал, выпуская член Владимира Кацмана изо рта. Когда Василий Голованов подтолкнул его ко мне, я почувствовал, как Дмитрий Спивак начал трахать меня пальцем, а потом добавил еще один мне в очко.

Когда он ввел в меня второй палец, я закричал очень громко, а потом и Василий Голованов, и Владимир Кацман начали одновременно совать свои члены в мой рот, раздвигая его пошире. Дмитрий Спивак ускорял темп, а я по очереди сосал у Владимира Кацмана, а потом и у Василия Голованова.

«Кто попробует очко Юрия Молчанова первым? Оно крайне разъёбанно, — услышал я речь Дмитрия Спивака, на что Владимир Кацман вынул свой член из моего рта и ответил: «Я привел эту православную проблядь, поэтому я считаю, что моя очередь ебать его». «И у тебя самый маленький член! Так что давай первым разработай его дырявое очко, прежде чем мы порвем его на немецкий крест», — сказал Василий Голованов со смехом, пока я пытался заглотить весь его член.

Владимир Кацман не повелся на провокацию, он просто нагнул меня в позу, крепко удерживая за бедра. Василий Голованов только громко пёрнул, а Дмитрий Спивак отвернулся. Я решил поблагодарить его за то, что он подготовил мою задницу к проёбу, облизывая его яйца, пока он и Василий Голованов били меня по лицу своими членами.

Я стоял рачком, сжавшись на четвереньках, облизывая яйца Дмитрия Спивака и стараясь изо всех сил извиваться, когда почувствовал, как головка Владимира Кацмана кружит вокруг моего анального отверстия. Я взял член Дмитрия Спивака в рот и сосал его, полностью сосредоточившись на минете. Вдруг я почувствовал, как головка Владимира Кацмана проникает в меня. Я широко раскрыл рот, который Дмитрий Спивак использовал, чтобы полностью засунуть туда свой член, и громко застонал, а Владимир Кацман продолжил свое проникновение мне в раздолбанный зад.

Я сосал и облизывал член Дмитрия Спивака, чувствуя, как член Владимира Кацмана дырявит мой пердак. С громким стоном я закрыл глаза и выпятил зад повыше, чтобы впустить член Владимира Кацмана в себя поглубже.

Он слегка вздохнул, простонав и произнеся что-то на иврите. Я попытался молча сосать гигантский член Василия Голованова, чтобы не спугнуть анального ёбаря. Владимир Кацман ускорял темп, и я наслаждался чувством наполнения моей задницы в достойном ритме, пока Василий Голованов держал меня за волосы и грубо трахал меня в рот своей торпедой.

Мои ощущения были замечательными. Наслаждаясь тем, что яйца Владимира Кацмана бьют меня по заднице, когда член входит полностью, я внезапно почувствовал, как Василий Голованов еще сильнее сжимает мои волосы и грубо засовывает свой огромный окаменевший хер в мою глотку по самые гланды.

Я был ужасно напуган и не мог дышать, потому что этот монстр проник в мою глотку и слезы проступили на моих глазах. Затем он замер на несколько секунд, пока Владимир Кацман продолжал буравить мое очко, а потом Василий Голованов вынул своего гиганта, и я наконец-то вдохнул полной грудью.

Владимир Кацман повизгивал от удовольствия все громче и громче, приближаясь к оргазму, и мне стало интересно, куда исчез Дмитрий Спивак, когда Василий Голованов ударил меня по лицу своим мокрым членом.

«Это лучший петух, из всех, кого ты приводил, Володя. Он действительно любит члены», — сказал Василий Голованов обо мне, и я почувствовал, что Владимир Кацман вытаскивает свой хер из моей задницы. Как только он вышел из меня, я ощутил, что новый член проник в меня. Это был Дмитрий Спивак, и он легко соскользнул на пол, затем крепко схватил меня за бедра и резко насадил меня на свой обрез, на что я отреагировал громким криком удовольствия.

Он прошел весь путь внутри моей попки, и я, громко постанывая, чувствовал, как его твердый крупный член начал набирать скорость. Владимир Кацман возник передо мной в это время.

«Давайте перевернем его», — предложил он, и Дмитрий Спивак немедленно подчинился, быстро вынул член из моей попки, развернул меня и сразу же вошел обратно. Теперь я лежал на спине, расставив ноги, там, где сидел Дмитрий, держась за мои бедра и жестко трахая меня.

Я откинул голову назад и начал извиваться от удовольствия, когда мой член торчал в воздухе, а Владимир Кацман и Василий Голованов трахали меня в рот. Владимир Кацман быстро засунул мне хуй в рот и начал сильно трахать меня в глотку, приближаясь к своему оргазму. Он стонал всё громче и трахал мой рот все быстрее и быстрее, пока он резко не вытащил член.

Как только он вынул член, он начал изливать горячую сперму по всему моему лицу, прикрывая мои глаза, на лоб, на нос и в рот — он залил мою морду своей спермой с громкими стонами и матами. Я слегка приподнял голову и широко раскрыл рот, пытаясь поймать брызги спермы, чувствуя, как она льется на мое лицо. То, что мне удалось поймать, я сразу с аппетитом проглотил.

«Ну, подожди и посмотри, сколько сантиметров у меня тут для него», — сказал Василий Голованов со смехом Владимир Кацману, наслаждаясь видом моего обспермленного ебальника, пока я облизывал сперму. Дмитрий Спивак начал еще сильнее ебать мой пердак от возбуждения, а я сопровождал его усилия громкими криками анального удовольствия.

«А-а-а-а!!! Давай сильнее, сильнее, еби меня по самые яйца!!! Еби меня глубже, ах-ах!!!», — начал я кричать, но Василий Голованов заставил меня замолчать, толкнув свой член мне в рот и трахая меня, пока сперма Владимира Кацмана все еще текла по моему лицу. Владимир Кацман подошел к дивану и оттуда продолжал смотреть нашу страстную вечеринку, слегка подрачивая свой съёжившийся обрезанный еврейский конец.

«А-а-а-а-а-а-а, я больше не могу», — закричал Дмитрий Спивак, быстро вынул член из моей жопы и оттолкнул Василия Голованова, наводя свой член мне на лицо.

«Проглоти это, православная блядь», — сказал он, и мне не потребовалось много времени, чтобы начать сильно сосать. В это время я почувствовал, как конская залупа Василия Голованова массирует мой анус.

Дмитрий Спивак начал громко кончать, и его сперма лилась мне в открытый рот. Мне нравилось, когда его твердый член впрыскивал мне в рот очень вкусную сперму, а потом я почувствовал, как Василий Голованов резко и грубо сунул свою залупу с консервную банку мне прямо в задницу.

От боли я завертел головой и громко заорал, и член Дмитрия Спивака выпал изо рта и продолжал извергать сперму мне на лицо. В течение этого времени Василий Голованов продолжал медленно проникать в меня. Я не могу сказать, что мне не было больно принять столь огромный член, но удовольствие было намного сильнее, вызывая мои громкие стоны и сладкие попёрдывания.

В конце концов, Дмитрий Спивак полностью кончил, разбрызгав сперму по всему моему лицу, затем он присел рядом с Владимиром Кацманом. Два старых еврея смеялись и шутили на счет моей православной злоебучести и продолжали смотреть, как я принимаю в попку огромный хуй Васи Голованова. Я широко раздвинул ноги, и Василий Голованов наклонился ко мне, тяжело дыша и проникая в меня все глубже и глубже, пока не засадил своего монстра мне в зад по самые яйца. Когда он наконец-то добился желаемого, он повернулся к Владимиру Кацману и Дмитрию Спиваку и сказал: «Это только начало!» И начал медленно трахать меня своей гигантской елдой.

Я почувствовал, как его член рвёт мои внутренности. При этом я наслаждался каждым сантиметром его конского хуя, который он засовывал внутрь меня, взбивая каловые массы. Вскоре он начал ускорять темп, и я кричал от боли все громче и громче, поглядывая на него и изредка на Владимира Кацмана и Дмитрия Спивака, чья сперма все еще оставалась на моем лице.

Дмитрий Спивак взял свой сотовый телефон со стола и начал зависывать видео, в то время как мое тело дрожало от удовольствия под все более сильным напором Василия Голованова. Я громко застонал и держался за крепкие плечи Василия Голованова, а его конский член проникал в меня по самые яйца.

Вскоре Василий Голованов встал и поставил меня раком. Он продолжил трахать меня стоя, когда я оказался на четвереньках. Я снова начал извиваться, и он крепко сжал мой вздыбленный колом член в своей руке и начал дрочить его в такт собственным ударам.

«Давай, Юра, кончим вместе. Ты заслужил», — засмеялся Василий Голованов, тяжело дыша. Это не заняло у меня много времени. После нескольких минут подергивания и подрачивания я начал сильно и обильно брызгать спермой вокруг. Моя сперма разлетелась по всей комнате, а я при этом кричал от сильнейшего оргазма, извиваясь от удовольствия и от ударов Василий Голованова.

Моя сперма разлетелась и оказалась на животе, шее, частично даже на лице Василия Голованова.

Когда я перестал кончать, Василий Голованов начал трахать меня так сильно, как мог, после чего последовали крики одобрения и еврейский смех, доносившиеся с дивана. Прошло немало времени, хотя, наслаждаясь этой еблей, я полностью потерял ощущение времени. Но потом вдруг Василий Голованов вынул свой член из моей задницы, встал и приказал: «Иди сюда, дырявая православная сука!» Я сразу же подчинился и встал на колени перед его великой и могучей елдой.

Когда началось его спермоиспускание, то было действительно море спермы! Она по-прежнему стекал с моего лица к животу, и я наслаждался этим с закрытыми глазами, чувствуя ее тепло и изредка облизывая его конскую головку, которая долгое время опорожнялась в мой рот. Он громко застонал и не переставал брызгать, а я изо всех сил пытался проглотить всё, что попадало мне в рот.

Когда он наконец закончил, он вынул свой теперь мягкий член, наклонился и похлопал меня по заднице: «Ты великолепен, православный педераст!»

Я просто лежал на полу, тяжело дыша и наслаждаясь чувством полного удовлетворения и счастья после этой изнурительной оргии. Я закрыл глаза и с удовольствием слушал, как Василий Голованов, Дмитрий Спивак и Владимир Кацман обсуждают моё разъёбанное в хлам православное дупло и смеются, восхваляя меня за то, что я так хорош при проёбе.

Я остался с ними на некоторое время еще, а затем пошел принять душ! Они пили водку с томатным соком в честь успешной ебли…

Прочтите также

Киевская копро-леди, москворотая кислощейная мразь и колорадская проблядь, тупая ватная пизда, вонючая совковая быдлота, упоротая сепаратистка и нимфоманка-говноедка с вонючим гнилым ртом Диана Панченко

Копро-оргия с ковидной Дианой Панченко

Сегодня хочу рассказать Вам о произошедшем со мной на работе. По работе мне надо было …

Translate »